Плавание, гребля и дайвинг водные виды спорта для незрячих людей

25 сентября 2020 - Сергей
article1782.jpg
С каждым годом незрячим людям становится доступно все больше самых, казалось бы, недоступных видов спорта. «Особый взгляд» спросил у четырех человек с нарушением зрения, не представляющих свою жизнь без воды, в чем особенность занятий водными видами спорта. Хотя лето закончилось, а вода в морях и озерах стала холодной, бассейны в любое время года готовы принять тех, кто все-таки решится попробовать свои силы в плавании, академической гребле или дайвинге.   Виктория Кленова, слабовидящий пловец, триатлонист «По причине того, что у меня и моего старшего брата было нарушено зрение, мы учились в специализированной школе, которая находилась далеко от дома. После уроков нас забирала мама: по дороге мы заезжали в бассейн спорткомплекса «Олимпийский», где брат занимался плаванием. Мы с мамой обычно ждали его в холле, и однажды тренер брата, проходя мимо, обратился к нам: «А что Вика сидит и ничего не делает? Пусть тоже приходит на занятие». Так в моей жизни появилось плавание. Сначала мне было просто интересно тренироваться вместе с братом и школьными друзьями, а потом, когда меня стали брать на сборы и международные соревнования, пришел спортивный азарт. Со мной в команде занимались как люди с остаточным зрением, так и полностью лишенные его. Незрячему человеку тренер объяснял технику плавания рядом с бортиком бассейна: его рукой проделывал гребок на суше, чтобы было понятно, как совершать его в воде. Во избежание столкновения пловца без зрения с бортиком бассейна в конце дорожки, он примерно за метр до этого длинной разборной палкой слегка касался его тела. Чувствуя это прикосновение, человек финишировал или разворачивался вдоль дорожки, чтобы плыть дальше. На одной дорожке тренировались два-три незрячих пловца, которые двигались по правой стороне и ориентировались прикосновением руки по натяжению канатов. Плавать в бассейне незрячим и слабовидящим людям проще, чем в открытой непрозрачной воде, где нет канатов с яркими буйками. Кроме того, волны и течение в такой воде могут мешать ориентироваться, и без лидера в этом случае никак не обойтись. В открытой воде незрячие и слабовидящие люди плывут в паре со зрячим пловцом, с которым они за пояс или бедро связаны специальной туго тянущейся резиновой лентой. По натяжению такой связки незрячий человек понимает направление движения своего лидера и плывет строго за ним. Из плавания я перешла в велоспорт, а потом и в триатлон, который включает в себя плавание, велогонку и бег. Плавательный этап в триатлоне важный, и если его быстро пройти, можно сэкономить много времени для велогонки и бега. Мне сделать это проще именно потому, что у меня есть хорошая плавательная база, которая, я надеюсь, поможет мне в достижении моей главной спортивной цели — участию в паралимпиаде. Благодаря занятиям в бассейне, я уверенно чувствую себя в воде. В моей жизни был такой случай: во время сборов в Болгарии мы с подругой заплыли далеко в море и увидели женщину, которая, судя по тяжелому учащенному дыханию, плыла из последних сил. Высокие волны накрывали ее с головой и мы поспешили предложить ей свою помощь. Женщина согласилась и взяла нас руками за плечи, и таким образом мы вместе благополучно добрались до берега. И вот тогда я поняла, что умение хорошо плавать может пригодиться тебе в самый неожиданный момент».   Павел Попко, незрячий турист-байдарочник «Как-то лет десять назад нам позвонил друг семьи и предложил пойти на сплав. Я сказал, что очень хочу к нему присоединиться, хотя на тот момент толком даже не осознавал, что это такое — мне было просто интересно понять, что значит сплавляться на байдарках и жить в палатках. В итоге мы с мамой отправились в наше первое байдарочное путешествие. Это был поход выходного дня по реке Меза в Костромской области, рассчитанный на три дня и две ночи. Дело было во время первомайских праздников, и талая ледяная вода стояла высоко, ночи холодные, но дни теплые и солнечные. Меза — одна из самых популярных простых рек для новичков, и сплав по ней мне так понравился, что захотелось снова и снова возвращаться на воду. Когда я впервые пошел в поход с байдарками, у меня был остаток зрения; сейчас я совсем не вижу, но продолжаю сплавляться по рекам. Для незрячего человека это абсолютно реально, но нужно понимать, что сплав на байдарках не может быть самостоятельным путешествием людей без зрения; им обязательно нужны зрячие компаньоны, потому что мероприятие это сопряжено с некоторыми трудностями и может представлять опасность. Даже зрячий человек редко сплавляется один и чаще всего делает это в компании единомышленников. А если есть группа зрячих байдарочников, один или даже несколько незрячих людей легко вписывается в нее. Во время самого сплава по воде необходимо грести, для выполнения этого действия зрение вообще не нужно. Байдарки бывают двухместные или трехместные, в которых должен быть один капитан, регулирующий направление движения, и один или два матроса, гребущие веслами. Так вот, незрячие байдарочники прекрасно могут выполнять роль матросов. На суше они легко помогут выгрузить байдарку и поставить палатку, а когда зрячие члены группы пойдут в лес за дровами, незрячие почистят овощи для супа. В походе для человека без зрения работа всегда найдется. У меня нет планов и особого желания чего-то достичь в этом виде туризма. Мне приятен сам процесс сплава по рекам и хочется продолжать это делать. Однозначно есть очень интересные места для сплавов, но если я не смогу туда пойти, не буду расстраиваться. Хочется побывать на Урале, в Карелии на реках, насыщенных порогами и перекатами. Но даже если реки будут плоские и спокойные, я буду получать удовольствие от самого процесса сплава, от единения с природой, от решения задач, которых не встретишь в повседневной жизни. Конечно, я овладел новыми навыками. Например, я стал фамильярен с палаткой: знаю, как ее установить, собрать, каким образом в ней расположиться. И таких новых навыков у меня появилось немало. Походы с байдарками — это мое хобби, вид отдыха, интересное занятие, благодаря которому мне удалось лучше понять себя. Я люблю походный образ жизни, люблю природу и сама по себе вода как стихия мне нравится. Я знал это и раньше, но благодаря водному туризму окончательно утвердился в этой мысли».   Татьяна Савостьянова, слабовидящий дзюдоист, многократный призер Паралимпийских игр, имеет опыт академической гребли «Основной вид спорта, которым я занимаюсь, это дзюдо. Но однажды наш тренер, узнав, что в Москве для людей с инвалидностью организованы тренировки по академической гребле, посоветовал нам к ним присоединиться. Такие занятия, по его мнению, должны были улучшить нашу общую физическую подготовку. Я вообще не люблю плавать, не люблю воду, но моя подружка пошла на греблю, а куда она, туда и я. Мы занимались в Тушино: часть тренировок проходила в бассейне, другая — на открытой воде. В одной лодке работали два мальчика с нарушениями опорно-двигательного аппарата и мы, две слепые девочки. Мы сидели друг за другом, но вес нужно было правильно распределить, и тех, кто полегче, сажали вперед. Пятый член команды, рулевой, зрячий и легкий по весу, сидел сзади. Конечно, незрячий человек не может выступать в роли рулевого, но грести он способен наравне со зрячими спортсменами. У меня есть остаток зрения, и упражнения, которые нам давал тренер, я видела. Но вот моя подружка тотально незрячая, и ей все движения показывали ‘’из рук в руки’’. Сама команда состояла из мужчин и женщин с разными физическими ограничениями — это тоже особенность тренировок по академической гребле с участием людей с инвалидностью. В обычном профессиональном спорте есть мужские и женские команды, а смешанных нет. В области академической гребли у меня нет никаких целей. Она помогала мне готовиться к Паралимпиаде, где я планировала выступать как дзюдоист. Конечно, было бы интересно принять участие и в Международных соревнованиях по гребле, но до этого дело не дошло. Я перестала бояться воды и освоила сам навык гребли. Теперь знаю, как ‘’поймать леща’’, то есть, как удержать в сильном потоке воды весло или выловить его, если оно утонуло. Тренировки по академической гребле дали мне новые впечатления и другие, непривычные физические нагрузки. Ведь заниматься одним и тем же порядком надоедает».   Дмитрий Клюквин, незрячий дайвер «Я достаточно давно занимаюсь самбо, и однажды во время видеосъемки нашей тренировки журналистка сказала, что после нас у нее репортаж с Дмитрием Князевым, инструктором по дайвингу, который тренирует людей с инвалидностью. Я подумал, почему бы мне не попробовать погружение в воду, и набрал номер Дмитрия. У него не было опыта работы с незрячими людьми, но он заинтересовался этим и тоже решил попробовать. Начав тренироваться со мной, Дмитрий стал изучать мировую практику погружений незрячих дайверов и опыт наших соотечественников и разработал удобный для нас способ взаимодействия. Дайвинг — парный вид спорта, дайверы общаются между собой в воде при помощи общепринятых знаков. Но мне, незрячему человеку, необходимо не показывать знак, а передавать его тактильно, поэтому мы выработали свою систему сигналов. Под водой расстояние между нами не должно превышать больше метра для того, чтобы мы могли при помощи прикосновений передавать друг другу знаки. Впоследствии мы планируем использовать полнолицевые маски, которые позволяют дайверам при помощи переговорных устройств разговаривать с напарниками и даже с людьми, находящимися на берегу. Основная задача Дмитрия была и остается — добиться моей максимальной самостоятельности под водой. На первой тренировке он показал мне, как собирается и разбирается оборудование, с тех пор я всегда делаю это сам. Специально для меня Дмитрий сделал тактильный манометр — прибор для измерения оставшегося в баллоне воздуха. Прежде чем начать работу в новом бассейне, мы подробно изучаем его, а перед самим погружением проговариваем маршрут и задачи. Целей на будущее много. Недавно я прошел первую ступень международного сертификата PADI — Open Water Diver, позволяющую погружение под воду на 18 метров не только с инструктором, но и с прошедшим специальную подготовку дайвером. Для получения такого разрешения нам надо было пройти непростой путь: выполнить нормативы в закрытой и открытой воде, сдать тесты и экзамены. Теперь хочется двигаться вперед: погружаться в самые интересные моря и самые глубокие бассейны мира, делать то, что мало или совсем никогда не делали другие незрячие дайверы. Меня часто спрашивают: «Зачем тебе погружаться на глубину, если ты не видишь красоту подводного мира?». А мне было просто интересно попробовать, понять, как поведет себя организм, оказавшись глубоко под водой. Спектр эмоций, которые ты ощущаешь во время погружения, передать трудно, мне эти эмоции нравятся. Во время занятий в открытой воде я могу прикоснуться к тому, что находится на дне, и это мне как незрячему человеку любопытно. Дайвинг помог мне развить силу воли и такие качества как уверенность в себе, организованность, ответственность. Он помогает мне заявить зрячим людям о себе, рассказать им, что человек без зрения способен на многое, с ним можно взаимодействовать и общаться. А незрячим людям мне хочется сказать: ‘’Ребята, вы можете достигать любых целей, и если я смог это сделать, значит и вы сможете’’».   Источник: Информационный портал «Особый взгляд»

Похожие статьи:

СтатьиПоэт из Тамбова Андрей Четырин

СтатьиМотивирует не сдаваться: житель Нижнекамска стал героем проекта «Гордость России»

СтатьиТолько не в дом инвалидов

Статьи«Принять себя и ни о чём не жалеть»

СтатьиВоронежский киборг о съемках в сериале на ТНТ: «На площадке мы часто шутили над инвалидностью»

Рейтинг: 0 Голосов: 0 60 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!