Воронежский киборг о съемках в сериале на ТНТ: «На площадке мы часто шутили над инвалидностью»

19 июля 2019 - Сергей
article1676.jpg
27-летний Константин Дебликов рассказал о работе дублером-консультантом Костя потерял обе кисти в 2014-м.Костя потерял обе кисти в 2014-м. Фото: личный архив. Человек с железными руками до сих пор кажется нам чем-то нереальным, знакомым разве что по фантастическим фильмам. И хотя это уже стало частью действительности, такой сюжет продолжает вдохновлять сценаристов. Новую историю о человеке-киборге скоро увидит вся страна. С 20 мая на ТНТ начнется показ сериала «Толя — робот». По сюжету парень с ампутированными конечностями оказывается в заточении в своей собственной квартире. Выйти из ограниченного мира ему помогают бионические протезы. С этого момента жизнь Толи кардинально меняется. Парень организует ТСЖ, борется с коррупцией и несправедливостью, добивается внимания любимой девушки. Толя становится вдохновителем и примером для родных, друзей и соседей. Главную роль в сериале сыграл Александр Паль (известен по фильмам «Горько!», «Про любовь. Только для взрослых», клипу Ленинграда «Вояж»). А вот непосредственно кадры с протезами снимали дублеры. Ноги — парень из Костромы, руки — воронежец Константин Дебликов. Фото: личный архив. Съемки продлились полтора года. Напомним, Костя лишился обеих кистей в августе 2014-го. В составе файер-группы он выступал на свадьбе в Новоусманском районе. ЧП случилось, когда парень пошел менять реквизит. За кулисами у него в руках взорвался некачественный пиротехнический фонтан китайского производства. Обе кисти пришлось ампутировать. К счастью, нервы и мышцы конечностей оказались не повреждены. Это позволило установить протезы. Деньги на них собирали всем миром. За два с половиной месяца удалось достать 3 миллиона 975 тысяч, на которые купили бионические руки Bebionic3. С ними позже Костя и снялся в сериале.   «Все приближено к реальности» — Во время съемок у меня было две задачи. Во-первых, я помогал ребятам со сценарием: вычитывал его на правдоподобность. Герой совершает много действий руками, и мне нужно было определять, насколько каждое из них реально. В итоге мы что-то убирали, что-то корректировали. Во-вторых, я был дублером Александра Паля. В тех моментах, когда в кадре Толя-робот должен был сделать действие руками, снимался я со своими протезами. На средних и дальних планах Сашу просто гримировали, — рассказывает Константин Дебликов. Работа над сериалом началась еще в 2017-м. С воронежцем в соцсетях связался сценарист Николай Куликов. Вскоре они встретились и детальней обсудили задачи. Парень сначала вычитал пилотную серию, а потом, поэтапно, остальные. — Если разбирать все до мелочей, то, конечно, это развлекательное кино, а не документальная работа, — говорит он. — В сериале много допущений. Начиная с того, как легко герой получает от государства бионические руки и ноги. Это далеко от правды. Получить протезы бесплатно можно, но для этого придется попотеть и потратить много времени. А по сценарию власти сами находят героя и помогают ему. Все остальное более-менее приближено к реальности. Фото: личный архив. Константин Дебликов и Александр Паль.   В процессе съемок Костя также много разговаривал со сценаристами об отношении окружающих, особенно чиновников, к людям с протезами. — У Коли Куликова был вопрос: можно ли человеку с инвалидностью, подобно моей, снять ее. Сейчас будет маленький спойлер: по сценарию у героя в какой-то момент появляется именно такая задача. Я не в курсе, как юридически обстоят дела. Но сам факт, что сериал поднимает этот вопрос, забавен.   «Сливался с Палем в одно тело» Костю вызывали на съемки сразу на несколько дней или недель. Парень приезжал в Москву, и с ним записывали крупные планы. Был еще один массовый эпизод, в котором Константин играл самого себя — человека с инвалидностью. Но остался ли этот момент в сериале, он не знает. Парень отмечает, что на площадке все относились к нему очень трепетно. Прислушивались к любым его замечаниям: — Обо мне прям заботились. Относились как к человеку, которого нужно слушать в первую очередь. Я мог спокойно сказать, что руки Паля в кадре не похожи на протезы или что запястья не могут таким образом гнуться. Все ремарки принимались, никто не реагировал психами или раздражением. Так как Костя был дублером Александра Паля, то и общался больше всего с ним: — Саша отличный парень. Находиться с ним вместе на площадке было классно и весело. Вообще съемки проходили смешно, забавно, нескучно. Для меня это стало не только подработкой, но и крутым видом досуга. Приятно познакомиться с людьми, которых раньше видел на YouTube или в кино, смеяться с ними вместе. Feduk оказался простым парнем, без всяких понтов. Женя Кулик, Азамат Мусагалиев — все очень приятные ребята. Фото: личный архив. Воронежец в компании Александра Паля и Евгения Кулика.   Костя рассказывает, что в потоке шуток, конечно же, были приколы и насчет инвалидности. И подчеркивает, что это нормально: — Я любитель такого юмора. Вряд ли кто-то знает больше шуток про руки, чем я сейчас, — добавляет наш собеседник. — Еще иногда на съемках были странные моменты, например, нам с Сашей приходилось «сливаться в одно тело», чтобы мои руки были его. Общение со звездными знакомыми закончилось вместе со съемками — в этом феврале. Но Костя надеется, что с Палем они еще увидятся, так как у воронежца есть одна задумка, в которой Саша может помочь ему как медийный ресурс. Но подробности проекта парень пока рассказывать не хочет.   «Многим кажется: протезы — конец жизни» Несмотря на то что главный герой «Толи-робота» — человек с протезами, Костя не считает, что инвалидность — основная тема сериала. — Для меня это история про преодоление жизненных обстоятельств. Неприятностей, которые мешают на пути к счастливой жизни. Это такой очевидный слой. А еще сериал — про принятие себя и жизни. На месте Толи мог оказаться любой человек с руками и ногами. Инвалидность в данном случае — обстоятельство, в условиях которого действует человек, но оно не самое главное. Не ради этого снимался сериал. Такой Толя может быть каким угодно. Вопрос в том, как он смотрит на мир, готов ли бороться, — объясняет свою точку зрения Костя. — Но в то же время, здорово, что сериал затрагивает тему инвалидности. Уже сейчас видно, как много людей с трудом понимают, что это такое. Насколько это дико и странно для них. В сети уже появились комментарии из серии: «Как вы можете снимать комедию про инвалида?» Им кажется, что протезы — это конец жизни. Что это насколько грустно и отчаянно, что любая шутка по теме — кощунство. Но надо прекращать относиться к инвалидам как к чумным. Фото: личный архив. Фото: АННА ГРЕБЕНКИНА   Про странное отношение со стороны окружающих Костя знает не только по комментариям в Интернете. Парень живет в Воронеже с протезами почти пять лет и до сих пор приковывает внимание горожан в любом общественном месте. — Люди не привыкли, что кто-то использует протезы. Если ты в кино, театре или маршрутке не скрываешь их, то гарантировано окажешься в центре внимания. Для людей это слишком. Они так редко встречаются с инвалидами, поэтому ты — явление, на которое обязательно нужно обратить внимание, обсудить, начать пялиться. Я учусь с этим сосуществовать, но часто такое поведение напрягает. Спасают только косметические перчатки и длинный рукав. В Москве или Питере люди спокойнее относятся к протезам. Их меньше заботит твое соответствие их представлениям. В этом смысле переезд в большой город кажется разумным. Было бы здорово, если бы у меня это получилось. Но пока что Костя остается в Воронеже вместе с женой Яной. Чтобы заработать, парень пишет тексты в интернете. Какое-то время занимался SMM. В свободное время через соцсети помогает людям, рассказывает, как получить за счет государства высокотехнологичные протезы и как потом жить с ними. — Люди пишут мне, а я им отвечаю, поддерживаю их на всех этапах: получение индивидуальной программы реабилитации, походы в фонд соцстраха, прохождение медико-социальной экспертизы. В общем, делюсь тем, что знаю. Сейчас вместе со студией Артемия Лебедева делаем сайт, чтобы собрать там всю информацию, которая помогала бы людям, потерявшим конечности, давала ответы на вопросы о средствах реабилитации, — объясняет Костя. Фото: личный архив. Чтобы не привлекать внимания, воронежец носит косметические перчатки.   Парень думает вскоре зарегистрировать некоммерческую организацию. И возможные гранты вкладывать в освещение жизни людей с протезами. По этой теме, как говорит молодой человек, поле непаханое. Протезы за пять миллионов — глупо Костя привыкал жить по-новому самостоятельно. В 2014-м учился управлять протезами интуитивно. Никакой обучающей программы не предусмотрено. Врачи дают общие советы, а еще могут порекомендовать специальные столовые приборы, если искусственная рука плохо держит щепотку. — К протезу быстро привыкаешь, достаточно побыть в нем несколько часов. Управлять им в принципе легко. Протез надевается на локоть. Ставится акриловая гильза с двумя датчиками. Один прижат к руке сверху, другой — снизу. Работает от электричества и от сокращения мышц предплечья. Когда я напрягаю мышцу с внутренней стороны — рука закрывается, когда с внешней стороны — открывается. Никакого вживления, никаких имплантатов. Все просто: две мышцы управляют закрытием и раскрытием руки, скоростью и силой, — объясняет Костя. Фото: личный архив. По словам Константина, управлять протезами легко. Достаточно потренироваться несколько часов.   Сейчас у парня две пары биоэлектрических протезов. Еще есть спортивные (о любимом баскетболе пришлось забыть, но посещать тренажерку они позволяют) и для игры на барабанах (вместо прежней гитары). Чем больше у человека протезов, тем независимее он может быть, объясняет Костя. Предпочтение он отдает более простым бионическим протезам: они рассчитаны на базовый щипковый хват тремя пальцами. Одна такая «рука» стоила на момент покупки 750 тысяч рублей, сейчас — в районе миллиона. Высокофункциональные протезы, в которых снимался (у них 14 разных хватов), Костя использует для презентаций и показов. Визуально они больше нравятся людям. В 2014-м цена одного составляла миллион шестьсот тысяч. И это далеко не самые дорогие. По словам молодого человека, очень разрекламированные модели могут доходить до пяти миллионов. — Очень глупо покупать за такие деньги протезы. Я человек опытный, и со скепсисом отношусь к красивым рекламным роликам в Интернете. Маркетинг в протезировании — вообще больная тема. Компаниям все равно, насколько эти приспособления соответствует твоим нуждам. Главное — продать. Но количество разных хватов не делает протезы более полезными. Плюс ко всему, такие якобы сложные протезы легче сломать, часто они сами выходят из строя. Фото: личный архив. Протезы Кости.   К слову, чинят устройства по месту производства. Сейчас вот Костя одну из левых рук отправил через Москву в Германию. Там произведут диагностику, а потом и ремонт. Обычно на все эти процедуры уходит не меньше двух месяцев. Ломаются протезы примерно раз в год. Так что запасные нужны обязательно. Гарантия — два года. В этот период поломки устраняют бесплатно. Загвоздка в том, что государство выдает высокотехнологичные протезы раз в три года. И вот эти 12 месяцев человеку нужно как-то очень аккуратно пережить. Любая биоэлектроника особенно не любит воду, а также сильные удары. — Если оплачивать работы самостоятельно, то только пересылка и диагностика обойдется в 30 тысяч, а ремонт может составить сотни тысяч рублей. К такому редко бываешь готов, — рассказывает Костя. — В России с недавних пор тоже делают биоэлектирические протезы. Они дешевле. Но финальную версию я не испытывал, ничего не могу сказать про их характеристики. Надеюсь, когда-нибудь мы выйдем на конкурентоспособный уровень. Заказывать и ремонтировать в своей стране будет намного удобней.   «Сварить макарошки и сложить самолетик — легко!» Костя снимает протезы на ночь и перед тем, как идти в душ. Но на самом деле, многие манипуляции он может выполнять и без них. — Есть люди, которые вообще не получают протезы и привыкают. С разным уровнем мастерства можно делать почти одинаковые действия с обычными руками, с поврежденными без протезов, с элементарными «крюками», придуманными в XIX веке, и биоэлектрическими протезами. Дело привычки. Фото: личный архив. Когда Костя надевают одежду с длинным рукавом, протез не так бросается в глаза. Фото: Анна ГРЕБЕНКИНА   Неудобства возникают у Кости только с мелкими предметами на плоских поверхностях: — Взять монету с пола или пластиковую карту со стола не очень удобно до сих пор. Это возможно, но требует сильного напряжения. Должны быть задействованы обе руки. Пуговицы, шнурки — всякая такая мелочь тоже доставляет неудобства. Но научиться всему этому можно. Сложить самолетик смогу. Сварить макарошки — легко. Это можно сделать даже без протезов. В быту я самостоятельный и могу сам себя обеспечить. Сенсорные экраны еще недавно были для Кости тоже проблемой. Парадоксально, но развитие технологий добавляло ограничений людям с протезами. Панели просто не срабатывали из-за отсутствия тепла ткани. — С помощью нехитрых манипуляций с медной проволокой и другими токопроводящими материалами можно расширить возможности протезов. Мы модернизировали их самостоятельно. Мой папа сделал свою конструкцию, которая позволяет работать с сенсорными экранами. Так что теперь я могу заказывать еду в Маке, оплачивать квитанции в банке, использовать смартфон для интернета. А просто для звонков у меня есть кнопочный телефон. Хорошо, что мой папа шарит в этом. Он хоть не инженер, а летчик, но, как и все советские люди, знает материалы. Рукастый парень. А я просто даю ему обратную связь.   Источник: KP.RU

Похожие статьи:

СтатьиМотивирует не сдаваться: житель Нижнекамска стал героем проекта «Гордость России»

СтатьиТолько не в дом инвалидов

Статьи«Принять себя и ни о чём не жалеть»

СтатьиПоэт из Тамбова Андрей Четырин

СтатьиЕдва выживший после ДТП омич стал художником

Рейтинг: 0 Голосов: 0 134 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!